Источник: ibuhgalter

Тема дисконтирования по НП(С)БУ остается довольно острой. Подтверждает это и сложившаяся судебная практика. Об этом 30 июня 2021 года на вебинаре, посвященном теме дисконтирования, рассказали специалисты KPMG в Украине — Виктор Шекера, директор отдела корпоративного налогообложения, и Ольга Сич, старший налоговый консультант отдела корпоративного налогообложения. В материале осветим основные акценты.

Сейчас в Украине нет достаточного нормативно-документального обеспечения, которое бы регулировало порядок дисконтирования долгосрочных обязательств. С одной стороны, налоговые органы настаивают на отражении разницы между номинальной и настоящей стоимостью кредиторской задолженности в составе доходов, а с другой — нормы НП(С)БУ 11 «Обязательства» и разъяснения Минфина четкого алгоритма для правильного вычисления такой разницы не приводят. Судебная практика также не является такой уж однозначной. Поэтому налогоплательщикам приходится самостоятельно принимать решение, дисконтировать или не дисконтировать обязательства. Однако, проанализировав Единый государственный реестр судебных решений, можно сделать вывод, что большинство налогоплательщиков, которые ведут учет по НП(С)БУ, выбирают второй вариант — не дисконтировать.

Специалисты KMPG отметили, что во время налоговых проверок контролирующие органы детально анализируют условия кредитных договоров относительно предоставления возвратных финансовых пособий и все дополнительные соглашения к ним и определяют статус кредиторской задолженности не только исходя из юридической формы договорных отношений, а и руководствуясь принципом «превалирования сущности над формой» согласно Закону о бухучете.

Если же во время анализа контролирующие органы устанавливают, что имеющаяся задолженность в компании долгосрочная, то они осуществляют дисконтирование, применяя уже известную формулу:

PV = FV : (1 + i) n,

где і — ставка дисконта;

n — срок (число периодов) до даты предельного срока погашения задолженности..

Что же касается самого расчета, то эксперты отметили, что в письме ГФСУ от 18.06.2018 г. № 18311/7/99-99-14-03-03-17 контролирующие органы для определения ставки дисконта (показатель «і») рекомендовали использовать среднюю годовую учетную ставку рефинансирования, установленную НБУ. Однако в актах проверки случается, что расчет дисконта они осуществляют по другой ставке, а именно средневзвешенной ставке долгосрочных кредитов по данным Отчета «Стоимость кредитов по данным статистической отчетности банков Украины (без учета овердрафта)» (Отчет в разделе «Статистика финансовых отчетов» на официальном сайте НБУ).

Эксперты KPMG в Украине рассмотрели практику дисконтирования налоговых органов на примере валютной задолженности. Они отметили, что контролирующие органы, дисконтируя валютные обязательства, осуществляют дисконтирование гривневого эквивалента суммы задолженности, а не валютного. Однако если долгосрочное обязательство выражено в иностранной валюте и расчеты по договору осуществляются в валюте, то следует дисконтировать валютный эквивалент, ведь согласно п. 9 НП(С)БУ 11 компания должна отразить на балансе по настоящей стоимости именно валютную задолженность и ее гривневый эквивалент. А значит, такая компания должна признать настоящую стоимость валютной задолженности и пересчитать ее в гривни с применением курса НБУ, а не наоборот. В тех случаях, когда контролирующие органы осуществляют дисконтирование гривневого эквивалента валютной задолженности, они не оспаривают сумму курсовых разниц, отраженных налогоплательщиками по «непродисконтованной» задолженности, т.е. перерасчет курсовых разниц с учетом дисконта не осуществляют. Следовательно, при таком фискальном подходе курсовые разницы фактически начисляются только на номинал, а не на настоящую стоимость задолженности.

Анализируя судебную практику, эксперты отметили, что судебные органы поддерживают позицию как контролирующих органов, так и налогоплательщиков. Недавно в решении Киевского окружного административного суда от 17.05.2021 г. по делу № 320/6494/19 1 суд указал, что налогоплательщик был обязан осуществить дисконтирование долгосрочной задолженности, и вынес решение в пользу ГНС. В решении Днепропетровского окружного административного суда от 08.09.2020 г. по делу № 160/6203/20 2 суд также полностью удовлетворил требования налоговых органов и обязал предприятие уплатить доначисленное налоговое обязательство и штраф. Однако такое решение суда было отменено постановлением Третьего апелляционного административного суда от 20.01.2021 г. Суд поддержал налогоплательщика, указав, что предприятие не обязано было определять методологию оценки финансовых обязательств самостоятельно, а контролирующий орган не имеет права определять эту методику и давать указания налогоплательщику относительно методики. Так что аргумент о том, что НП(С)БУ не содержат инструкции для расчета дисконта, был учтен, но только в апелляционной инстанции 3 .

1. https://reyestr.court.gov. ua/Review/97209089

2. https://reyestr.court.gov. ua/Review/91632764

3. Судебный спор продолжается, и каким будет решение Верховного Суда — положительным или отрицательным для плательщика, до сих пор неизвестно.

Эксперты порекомендовали слушателям вебинара формализовать в учетной политике учетные суждения о порядке определения эффективной ставки процента и документировать процесс анализа статуса задолженности во избежание налоговых споров.

Виктор Шекера, директор отдела корпоративного налогообложения КPMG в Украине

Ольга Сич, старший налоговый консультант отдела корпоративного налогообложения КPMG в Украине